Публичное Акционерное Общество Холдинговая Компания

История компании

Основанное в 1930 году, является одним из крупнейших рыболовецких предприятий Дальнего Востока, которое славится долголетней историей и собственными традициями добычи и переработки водных биоресурсов.

Промышленное развитие рыбной отрасли Дальневосточного края началось в конце далеких двадцатых годов, когда был взят курс на снабжение западных районов страны дальневосточной рыбой. Народный комиссариат торговли объявил: весенний улов сельди 1928 года уже запродан весь, на корню.
Весною же этого года на внутренний рейд Владивостока вошло переоборудованное из купленного в Японии Дальгосрыбтрестом за 350 тысяч рублей сухогруза «Тайя — Мару» краболовное судно, получившее многозначительное название «Первый краболов». Краевая газета «Красное знамя» писала в те дни: «Пароход имеет превосходную радиоустановку и американское машинное оборудование, работающее частью электричеством, частью паровой энергией. Производительность «Первого краболова» составляет 400 ящиков в сутки». Пятого апреля капитан дальнего плавания Александр Игнатьевич Дудник вывел первенца из порта и взял курс в район промысла — к западному побережью Камчатки.
А уже на пути из Америки в Японию для постановки необходимого оборудования находился второй советский краболов, получивший название «Камчатка». Его почти одновременно с Дальгосрыбтрестом купило Акционерное Камчатское общество, где значительная часть капитала принадлежала японцам. Капитаном парохода был назначен бывший офицер Императорского Военно-Морского флота в чине капитана второго ранга, опытнейший дальневосточный моряк Григорий Иванович Александров. Вскоре «Камчатка» начала работу рядом с «Первым краболовом».

Летом за продукцией пришел первый перегрузчик — пароход «Астрахань». Консервы были отправлены на лондонский рынок. Годовой план для каждого плавзавода был определен в 12 тысяч ящиков крабовых консервов. Итоги первой путины, закончившейся в октябре, порадовали: «Первый краболов» выработал 21 400 ящиков консервов на 799 тысяч рублей. Пришедшая поздней «Камчатка» изготовила 14 тысяч ящиков. Советский Союз прорвался на мировой крабовый рынок и закрепился на нем прочно. К концу 1928 года японские технологи, а это именно они обучали наших первых краболовов, оценивали качество советских консервов выше, чем признанную во всем мире продукцию соотечественников.
Вслед за «Первым краболовом» и «Камчаткой» в строй вошли «Второй краболов»,Второй краболовВторой краболов

«Третий краболов», затем Четвертый, Пятый краболовы и пять плавзаводов, названных именами северных советских народностей: «Ламут», «Тунгус», «Юкагир», «Гиляк», «Коряк». В путине 1930 года работали одиннадцать плавучих заводов. И вот «Приказами заместителя председателя правления Союзрыбы № 99 от 26.9-1930 и уполномоченного по Дальневосточному краю № 116 от 18.10-1930 на базе объединения краболовов Дальгосрыбтреста и Акционерного Камчатского общества организован трест плавучих консервных заводов Кработрест. К правам и обязанностям Кработреста относятся: добыча и обработка крабов в водах Дальнего Востока, а также эксплуатация всякого рода подсобных крабовому промыслу предприятий» (Примкрайгосархив, фонд 1, историческая справка). С годами Кработрест будет наращивать мощности, включая в себя тресты по добыче китов, морского зверя и других биоресурсов, но эту дату — 18 октября 1930 года принято считать как День рождения нынешнего Дальморепродукта. В 1937 году по распоряжению Дальневосточного рыбного управления в состав Кработреста влился Далькитозвертрест. Предприятию присвоили наименование Крабморзвертрест, его задача — промысел крабов, китов и морского зверя.

В предвоенный период это было одно из мощных объединений Дальнего Востока.1 августа 1936 года лучшие из лучших краболовов удостоились государственных наград. Среди награжденных Орденом Трудового Красного Знамени были капитан-директор краболова «Коряк» Николай Александрович Егоров, старшина кавасаки краболова «Ламут» Петр Яковлевич Мазур. Ордена Ленина удостоились управляющий Кработрестом Иван Афанасьевич Чаплыгин, сортировщица с «Коряка» Мария Валентиновна Гадомская, капитан краболова «Всеволод Сибирцев» Дмитрий Николаевич Сковпен.Всеволод Сибирцев Буквально на следующий год капитан-директор «Коряка» Николай Александрович Егоров получил второй орден — «Знак Почета», но работал он уже не на краболове.
На этом предвоенный период можно бы завершить. Но такое это было насыщенное время — многое делалось впервые — поэтому следует внести несколько добавлений.
Например, в 1930 году на плавучих заводах появились женщины — промработники. Так в ту пору назывались нынешние матросы-обработчики, после войны — просто работники. Женщин допустили на суда не потому, что они решили освоить мужские специальности. Качество крабовых консервов, оказывается, неизмеримо возрастает, если укладкой занимаются чуткие женские руки. Их участие весьма положительно сказалось на многих производственных процессах.
Сегодня уже не вспомнить поименно всех работниц, первыми пришедших на плавзаводы. Имена лучших, передовых сохранились. Анна Пушкина, Надежда Лактионова, Ксения Степкина — они задавали тон в работе, на них равнялись. Долгое время в составе Кработреста, Крабофлота и Дальморепродукта работала Раиса Сергеевна Саркисова. На заслуженный отдых она ушла с должности начальника лаборатории плавбазы «Дальний Восток». Более тридцати лет проработала Екатерина Федоровна Бизова, ее трудовая биография начиналась на «Евгении Никишине». Екатерина Федоровна закончила Владивостокское мореходное училище, была мастером обработки, заведующей производством. Продолжает трудовую биографию технолог-наставник Алла Федотовна Борискова. Была делегатом ХХУ1 съезда КПСС обработчица плавбазы «Дальний Восток» Ольга Тихоновна Попова.
На краболовах во главе судна стоял уже капитан-управляющий, по-нынешнему капитан-директор. Первым капитан-директором стал на «Пятом краболове» Павел Иванович Чеботнягин. Он впервые представлял в одном лице и судоводителя и организатора производства. Некоторым капитанам еще казалось, что их дело — привести плавучий завод на заданную точку, а лов и обработка крабов — дело директора. Который, хоть и был руководителем производства, распорядиться передвижением судна, увы, права не имел. Единоначалие сказалось самым лучшим образом.

Великая Отечественная война. В тяжелые для страны годы плавучие базы были мобилизованы для выполнения военных заданий в качестве транспортов. Они обеспечивали бесперебойную работу линии США — Владивосток. С объявлением боевых действий против милитаристской Японии доставляли десантников-освободителей Сахалина, Курил, перевозили раненых и боеприпасы.
Небольшой штрих — за двое суток до начала войны с Японией забрала из враждебной страны и доставила на родину сотрудников советского посольства парусно-моторная шхуна «Нельма» предприятия «Мортранспорт», на которой матросом ходил Илья Ефремович Фирсов, будущий капитан-директор плавбаз «Всеволод Сибирцев» (в 29 лет), «Алма-Ата», «Коряк», «Второй краболов», «Василий Блюхер»» и плавучего краборыбоконсервного завода «Павел Постышев», заслуженный работник рыбной промышленности. Илья Ефремович — фронтовик, воевал на Брянском фронте, в 1943 году вернулся во Владивосток после тяжелого ранения.
В период Великой Отечественной войны краболовы «Всеволод Сибирцев», «Менжинский», «Третий краболов» принимали активнейшее участие в военных действиях против империалистической Японии. «Всеволод Сибирцев» и «Третий краболов» осуществляли высадку десантов в порту Маоко (ныне г. Холмск) на Сахалине. «Всеволод Сибирцев» участвовал также в операциях на южных Курильских островах. Краболов «Менжинский» был мобилизован и направлен с десантом к острову Шумшу, а после высадки десанта выполнял функции плавучего госпиталя.
Не все пароходы вышли на послевоенную путину. Подорвался 15 августа 1941 года на мине «Тунгус», погибли 27 июня 1941 года «Второй снабженец» и в 1943 году «Ламут». В январе 1945 года остались в американском порту уже негодные для работы «Гиляк» и «Четвертый краболов»… Но рыбаки подняли такой темп, что сами удивлялись — откуда взялось умение, мастерство? В 1948 году сделали за путину 25 тысяч ящиков консервов, затем тридцать восемь, пятьдесят тысяч, наконец!

Долгое время флагманом краболовов являлся «Всеволод Сибирцев», переоборудованный в 1931 году из иностранного судна 1912 года выпуска. Его должны были назвать по имени одной из камчатских речек, но благодаря стараниям штурмана, в недавнем прошлом офицера Красного Военно-Морского флота Николая Платоновича Манжолина, в судьбе которого председатель попечительского совета Владивостокской гимназии Мария Владимировна Сибирцева, мать Всеволода Михайловича сыграла далеко не последнюю роль, плавзавод стал пароходом-памятником дальневосточному герою. После войны Николай Платонович, к тому времени прошедший капитанскую школу на краболове «Ламут», вывел «Всеволода Сибирцева» на путину.
В составе крабоперерабатывающей армады помимо «Второго краболова», «Пятого краболова» и «Коряка» были переоборудованные из транспортов плавзаводы «Алма-Ата», «Менжинский» и «Чернышевский», которым командовал не менее известный на Дальневосточном бассейне капитан-директор Петр Илларионович Житников.
Манжолин и Житников развернули в сороковых-пятидесятых годах соревнование, какого не было за всю историю Кработреста.
В 1954 году «Всеволод Сибирцев» ушел на модернизацию в Шанхай. За четыре года ему обновили корпус, капитально отремонтировали машину, установили новое оборудование. На место Манжолина заступил Межейко, затем его сменил Федор Иванович Ветров. В последний рейс на краба «Всеволода Сибирцева» повел в 1966 году Илья Ефремович Фирсов. Уступив место новому лидеру, плавзавод еще три года работал по производству рыбной продукции.
Флагманом краболовов стал зачисленный на баланс Крабофлота (Приказ № 88 от 6 апреля 1961года Крабофлота. Историческая справка.) вновь построенный плавучий крабоконсервный завод «Андрей Захаров».Андрей Захаров Его первым капитан-директором стал Герой социалистического труда Петр Илларионович Житников. Этого высокого звания он был удостоен в 1957 году. Старшиной одного из мотоботов захаровской флотилии ходил Герой социалистического труда Владимир Иосифович Бабич.
В 1985 году под руководством капитан-директора Владимира Егоровича Куркова ветеран управления «Андрей Захаров» выпускал по 175 тысяч условных банок консервов и 5 тонн минтаевой икры ежесуточно.
В шестидесятых годах Кработрест интенсивно пополнялся новыми краборыбоконсервными плавучими заводами. Все они были отечественного производства, изготовлялись на Ленинградском Адмиралтейском заводе.
12 января 1962 года приказом № 12 Главдальвостокрыбпрома введен в состав Крабофлота первый из серии краборыбоконсервных заводов «Павел Чеботнягин», названный в честь главного капитана Кработреста сороковых годов, человека интереснейшей рыбацкой судьбы.
Павел Иванович принимал от капитана Дудника «Первый краболов».Первый краболов Он был первым из капитан-директоров плавзаводов, первым начал промысел на восточном побережье Камчатки, он открыл для отечественных краболовов южную часть западного крабового района. В 1930 году Чеботнягин принимал в Японии «Пятый краболов» и командовал им в течение одиннадцати лет. В ноябре 1949 года его назначили главным капитаном Крабофлота. Но и это еще не все. В возрасте 66 лет знаменитый рыбак снова принял под свое командование «Пятый краболов», в те годы — «Анастас Микоян» и еще четыре года учил молодежь как надо добывать и перерабатывать крабов. Павла Ивановича Чеботнягина с почестями похоронили во Владивостоке, на Морском кладбище.
На «Павле Чеботнягине» работали такие знаменитые капитан-директора, как Борис Павлович Старюк, Юрий Сергеевич Поликарпов.Пятый краболов
В сентябре этого же года во Владивостоке ошвартовался плавзавод, принявший имя заместителя капитана «Коряка» по производству, начальника управления Крабофлота в предвоенный период Евгения Ивановича Никишина. Его привел капитан-директор Иван Филиппович Страхов. «Евгений Никишин» особенно отличался на производстве консервов из скумбрии, лососевых видов рыб и икры. Долгое время им командовал Юрий Сергеевич Поликарпов.
Судно, выпущенное для Кработреста четвертым корпусом, рабочие Адмиралтейского завода назвали «Александром Обуховым», в память о министре рыбной промышленности РСФСР. Оно прибыло в порт приписки 5 января 1963 года. Первым капитан-директором краболовной флотилии «Александр Обухов» был Александр Федорович Зырянов. В 1974 году на «Александре Обухове» выпустили первую партию консервов из еще недавно считавшегося непищевым минтая, ныне занявшего одно из ведущих мест в мировом промысле. Судьба этой плавбазы сложилась трагически.7 мая 1982 года она затонула в бухте Золотого Рога. Среди погибших нашли капитан-директора Евгения Константиновича Розова… В ходе повествования мы обязательно расскажем о происшедшем прискорбном случае, унесшем жизни 11 наших работников.
30 июня 1963 года на Дальний Восток прибыл «Константин Суханов», прообраз которого знаком соотечественникам как большевик, председатель исполкома Владивостокского совета рабочих и крестьянских депутатов. Одними из первых капитан-директоров были Николай Павлович Воронкин, Захар Иванович Павленко.
3 февраля 1964 года бросил якорь на рейде родного порта Владивосток и 3 марта включен в списки Крабофлота «Василий Блюхер». В 1965 году начальник отдела добычи Юрий Григорьевич Диденко докладывал руководству о том, что экипаж «Василия Блюхера» дал сверх плана 300 тысяч условных банок крабовых и рыбных консервов. В 1966 году на тогда еще «малом Дальморепродукте» была достигнута небывалая выработка — свыше 80 тысяч банок крабовых консервов за смену. Плавзаводу вручили переходящий вымпел Министерства рыбного хозяйства СССР и ЦК профсоюзов пищевой промышленности, капитан-директора Ивана Филипповича Страхова представляли к званию Героя социалистического труда.
С 9 ноября 1964 года (согласно приказа Крабофлота № 473) начал свою трудовую биографию плавзавод «Павел Постышев». Капитан-директор — Илья Ефремович Фирсов. Экипаж был настолько сплочен, что систематически сокращал время планового ремонта на несколько суток. Тем самым экономились сотни тысяч рублей по саморемонту.
Продолжительным гудком оповестил жителей Владивостока о наступлении нового, 1965 года и о своем прибытии в порт приписки «Михаил Тухачевский». Экипаж гордился именем корабля. Он поддерживал переписку с с дочерью Михаила Николаевича, проживавшей в городе Москве. Семья Маршала Советского Союза М. Тухачевского побывала на судне его имени, оставила запись в Книге почетных гостей и подарила экипажу книгу «Михаил Тухачевский».

В 1965, в год установления праздника «День рыбака», прибыли «Сергей Лазо», «Василий Путинцев». Газеты сообщали о том, что в каждое второе воскресенье июля «по решению Советского правительства будет отмечаться профессиональный праздник работников голубой нивы в знак глубокого к ним уважения». В рыбной промышленности трудилось 800 тысяч человек, 119 Героев социалистического труда, 18 тысяч судов, 760 предприятий. Очень интересный факт приводили газеты — около одной трети годового улова приходилось на Дальний Восток.
Особенного успеха плавзавод «Сергей Лазо» добился при капитан-директоре Николае Васильевиче Емельянове, ставшем кавалером орденов Ленина и Трудового Красного Знамени, заместителе директора по производству Леониде Андреевиче Арзамасове, непревзойденном технологе, ставшем одним из ведущих разработчиков крабовых консервов высшего сорта — «Экстре». Японцы безошибочно определяли крабовые консервы, выпущенные на «Сергее Лазо» по их высокому качеству.
Первым капитан-директором «Василия Путинцева» был Борис Павлович Старюк.. Под его руководством экипаж получил прекрасную закалку. В канун 50-летия освобождения Дальнего Востока от иностранных интервентов и 50-летия СССР коллектив выступил с инициативой выполнять десятидневный план за семь дней.
Июль 1967 года. Прибыл «Александр Косарев». Судно строилось на стапеле, где был закреплен огромный комсомольский значок. Корабелы оповестили о том, что будет спущен ударный комсомольский корабль. Дальневосточный экипаж не подвел. Он стал комсомольско-молодежным, имени 50-летия ВЛКСМ. Выпускаемая при капитан-директоре Сергее Витальевиче Петрове «Икра зернистая лососевая» в банке № 22 получила государственный Знак качества. Впервые в истории рыбной промышленности СССР на нем была установлена линия для разделки креветки, оборудованная канадскими машинами «Пиллярс». Ее добычу и переработку вели в Анадырском и Аляскинском заливах. В истории этого судна заметный след оставил капитан-директор Борис Николаевич Гришин — человек в годах, опытный краболов, в свое время ходивший на СТРах для разведки полей краба. Таким образом осуществлялась передача традиций.
В этом же, 1967 году для Кработреста был поставлен краборыбоконсервный плавучий завод «Кораблестроитель Клопотов», названный по решению Советского правительства в честь директора старейшего в стране Ленинградского Судостроительного Адмиралтейского завода Бориса Евгеньевича Клопотова. В дальнейшем на плавзаводе освоили выработку консервов по новой технологии «Скумбрия натуральная с добавлением масла». Заступив в середине семидесятых годов на вахту «Решающий год девятой пятилетки», экипаж при трехмесячном плане в 5 770 тонн продукции выдал 7 978 тонн. Дважды, с перерывом в несколько лет капитан-директором на «Кораблестроителе Клопотове» был нынешний морской инспектор управления Валентин Михайлович Репин.
И, наконец, в 1968 году прибыл участник выставки «ИНРЫБПРОМ-68», лауреат Почетного диплома выставки «Иероним Уборевич». Судьбе было угодно, чтобы капитан-директор этого плавзавода Николай Петрович Цветиков в середине семидесятых годов тоже стал лауреатом — Государственной премии. Под руководством Николая Петровича и с активным участием технолога Владимира Васильевича Василькова экипаж наладил массовый выпуск полюбившихся потребителю пресервов «Сельдь тихоокеанская специального посола» в банках № 25. Васильков стал старшим технологом, а в следующую путину он вышел заместителем капитан-директора по производственной части. Позже Цветиков работал представителем Минрыбхоза в Сингапуре, затем уехал в западные районы страны, а Васильков, к тому времени заслуженный технолог Российской Федерации, возглавил отдел производственной технологии в управлении Дальморепродукта.
По ходу повествования мы расширим их историю, расскажем о поступлениях плавбаз третьего, четвертого поколения, новейших судов. Это будут не отдельные разделы или главы, так как задумано сделать разбивку книги исходя из иных соображений. Сначала мы расскажем о подготовке кадров, затем о зверо- и китобоях, рыбаках, о тружениках береговых перерабатывающих коллективов, структурных подразделениях Дальморепродукта и его социальном секторе.
Вплоть до конца пятидесятых годов крабов добывали рыболовные суда — РСы. Для новых красавцев-плавзаводов сети ставили 24 средних рыболовных траулера. Перечислю их: прибывшие до 1958 года «Колпин» и «Горловка», затем в алфавитном порядке «Абакан», «Адасу»,»Архипелаг», «Академик Ленц», «Баган», «Бахмут», «Барабуля», «Бангол», «Бахчисарай», «Белоостров», «Белозерск», «Бежецы», «Борисоглебск», «Богатырь», «Бологое», «Бухта», «Буинск», «Бронница», «Вазуга», «Воевода», «Кефаль», «Нерка».

Утверждать, что шестидесятые годы для дальневосточных рыбаков были самыми богатыми по поставкам добывающего и перерабатывающего флота нельзя. В восьмидесятых годах Дальморепродукт пополнится судами польской и финской постройки. На стапелях испанских верфей по заказу Правительства СССР через государственное предприятие «Рыбкомфлот», будут построены супертраулеры.
Вполне справедливо полагать другое, что именно с этих, с шестидесятых годов начался невиданный расцвет рыбной отрасли Дальнего Востока. Например, благодаря труду наших рыбаков на народный стол стало поступать 18 килограммов рыбной продукции на душу населения, при установленной мировыми учеными норме в 20 килограммов. Но правопреемник Минрыбхоза, Госкомрыболовство Российской Федерации так бездарно начнет новую политику, что некогда могучая рыбная отрасль, занимавшая второе место в мире после Японии, покатится вниз. Об этом, ставшем поистине черным периоде мы тоже поговорим.
В 1978 году произошло, можно сказать, революционное событие в краболовном промысле. На смену сетям пришли ловушки. Активным участником в их разработке стал капитан-директор Владимир Константинович Харичков. Разработанный им вариант ловушки даже имел дверцу для более удобной и щадящей выемки добычи. Изобретение не приняли, посчитали громоздким. Позже именно на этом принципе — с дверцей, сберегающий молодь и самок проект будет разработан и взят на вооружение американцами. Вот уж поистине нет для нас пророков в своем Отечестве!
На судах стали применять ловушки японского типа. Они легки, но о столь бережном сохранении выпускаемых на волю экземпляров говорить не приходится.
Старые работники-краболовы помнят как тяжел был их труд. Капитан-директоры тех лет Михаил Петрович Колесников, Николай Павлович Воронкин, Владимир Михайлович Поплавко, Николай Иванович Буденков говорят, что сегодня, пожалуй, в живых не осталось ни одного старшины мотоботов, столь напряжен был труд ловцов, их рабочий день длился до 18 часов в сутки. На крабозаводах смена нередко составляла 21-22 часа. На первых краболовах сети прямо с добычей поднимались на палубу, это уже позднее крабов стали выбирать непосредственно на мотоботах…Разделывание кита Китобои по сравнению с краболовами считались аристократами.
С введением ловушек базы перешли на двухсменку. Сортировщики получили возможность отпускать в родную стихию молодь и самок. Исчезли специальности по обслуживанию сетей. Заканчивал сетевую эпопею «Василий Блюхер». Его капитан-директор Виктор Степанович Матвеев был в отпуске, на подмену вышел Валентин Михайлович Репин.

К началу семидесятых годов относится еще одно событие. Ленинградский Адмиралтейский завод выпустил рыбомучную базу «Пятидесятилетие СССР», оснащенную по последнему слову мировой техники. Судно водоизмещением 30 тысяч тонн должно было производить 100 тонн рыбной муки и до 100 тонн мороженой продукции в сутки. Все технологическое оборудование обрабатывающего предприятия — машины, ленточные транспортеры, конвейеры — было самым современным. 1 июня 1973 года в экспериментальный рейс на нем вышли специалисты Адмиралтейского объединения, Дальрыбы, 21 иностранный специалист из японских, немецких, шведских, датских фирм и члены приемной комиссии. 9 июня на борт были приняты первые 55 тонн рыбы. На этой первой рыбомучной базе капитан-директор Алексей Максимович Козлов обрабатывал ежесуточно по 800 тонн сырца. Позднее прибыли «Алексей Чуев» и «Василий Чернышев». Они были оборудованы с учетом недоработок предшественника, что позволяло перерабатывать до 1200 тонн. Достиг этих показателей и Алексей Максимович

В Японии для советской рыбной промышленности в середине шестидесятых годов приобрели пять тунцеловных баз. Были они не зимнего варианта. Две из них — «Ленинский луч» и «Светлый луч» получила Находкинская база активного морского рыболовства. Позднее их передали в Управление производственных флотилий Дальморепродукт. Сначала «Лучи» ходили на красную рыбу, сайру, скумбрию. Затем начали промысел тунца в районе Сейшельских, Маршалловых островов, атолла Тарава и выпускали весьма неплохие консервы для внутреннего рынка.
Тунца, эту рыбу, весом порою до двух и более центнеров, ловили четыре специально построенных ярусника «Пинктада», «Каури», «Раздан», «Дрейф» и двенадцать туноботов. Они выставляли многокилометровые порядки с насаженными на крючки мороженой сайрой или минтаем. Один год в качестве ярусоловов применили в порядке эксперимента несколько СТРов.
В течение нескольких лет лов тунца вели неудачно. Наибольших успехов флотилия добилась, когда на промысел вышел во второй половине семидесятых годов капитан-директор Виктор Степанович Матвеев. Годовой план перевыполнялся сначала на 12, затем на 32 процента. В 1985 году план по выпуску консервов выполнили на 114, по добыче — на 155,8 процентов. Производительность труда в рейсе составила 136,2 процента. Казалось бы, дело сдвинулось с мертвой точки. Все же путины 1985-86 годов стали последними из-за нерентабельности. В магазинах банка консервов стоила 70 копеек, затраты, хотя в те времена больше думали о валовом производстве, не окупались.
Сегодня на Токийском базаре килограмм брюшной части черного, не самого лучшего тунца продается по 500 долларов. В Сингапур в те времена можно было сдавать с района лова тонну свежемороженого тунца по 180 долларов. Корейские рыбаки-тунцеловы удивлялись и покачивали головами, когда узнавали, что советские тунца не морозят, а делают только консервы. Да и наши видели, как из трюмов японских судов краны поднимали связанных за хвосты мороженых тунцов и сетовали, что пропадает прекрасная возможность получать выгоду. В ответ на предложение капитанов тунцеловных судов продавать мороженую продукцию в Сингапур, тогдашний руководитель Управления , сменивший ушедшего на заслуженный отдых Геннадия Вениаминовича Вайнера Эдуард Васильевич Демиденко заявил: «Это — мнение недалекого человека. Нам надо выполнять Продовольственную программу, кормить не сингапурский народ, а свой…».
Тунцеловные базы были переоборудованы в транспорты, а суда переданы в добывающий флот.

В марте 1937 года на основании Постановления Совета Народных Комиссаров СССР от 22 февраля и приказа Управления Главрыбы № 43 от 14 марта 1937 года в состав Кработреста влилась прибывшая четыре года назад первая китобойная флотилия «Алеут» Алеут в составе базы и китобойцев «Авангард», «Трудфронт», «Энтузиаст», а созданное таким образом объединение получило название — Крабоморзвертрест, трест по добыче краба, китов и морского зверя. Его промыслом занялись зверобойные суда «Капитан Поспелов», «Капитан Воронин» и «Нажим».
После «Коряка» и стал дважды орденоносец Николай Егоров капитаном Алеутской флотилии, знаменитой тем, что она 25 октября 1932 года, еще на переходе из места переоборудования, славного города Ленинграда в порт приписки Владивосток загарпунила двух китов, положив этим начало новому для страны промыслу — китобойному. В порт флотилия вошла с 22 добытыми китами. С ее приходом на Дальнем Востоке образовался трест Дальморзверопром. Он мог бы действовать самостоятельно, в дальнейшем так и будет, родится Управление китобойных флотилий (УКФ), но в те времена по побережью Дальнего Востока проводилась ориентация на крупные, индустриальные масштабы. ЭнтузиастВидимо, поэтому Дальморзверопром просуществовал недолго и влился в Крабморзвертрест. Приказом от 7 декабря 1946 года суда китобойных флотилий выделят из системы Крабморзвертреста и передадут во вновь организованный Китотрест. Крабморзвертрест станет именоваться Государственным краболовным трестом и поменяет это название на Крабофлот.
А переоборудовал в китобазу закупленное в Америке большое транспортное судно «Глен-Ридж» водоизмещением 11тысяч тонн уже известный нам Александр Игнатьевич Дудник, первый капитан первого плавучего крабоконсервного завода, который так и был назван — «Первый краболов». Китобойная флотилия «Алеут» сначала под его командованием, затем Егорова и других прославленных китобоев-руководителей успешно работала в Японском, Охотском, Беринговом морях, в южной части Чукотского моря и в водах Тихого океана до 1967 года. Капитан-директорами «Алеута» после Дудника и Егорова были Алексей Деомидович Поляков, ставший Героем социалистического труда Иван Трофимович Люлько, Алексей Иванович Бульмейстер, Андрей Станиславович Домбровский, Павел Станиславович Панов.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 марта 1957 года флотилия «За достигнутые успехи в развитии китобойного промысла Советского Союза, систематическое перевыполнение производственного плана по добыче китов и выработке китового жира, а также за подготовку опытных кадров советских китобоев» была награждена орденом Трудового Красного Знамени. По распоряжению тогдашнего капитан-директора Люлько, судовые мастера соорудили в богато оборудованной кают-компании над старинным роялем специальный стенд для хранения столь высокой награды. После списания базы «Алеут» орден и Указ о награждении были переданы для вечного хранения в краеведческий музей имени В. К. Арсеньева города Владивостока.
Старожилы помнят с какой гордостью заходила орденоносная флотилия в бухту Золотого Рога, суда восторженно встречали с обязательными митингом и оркестром в районе Морского вокзала. Друзья и родственники чествовали виновников торжества в ресторане «Золотой Рог», располагавшемся на пересечении улиц Ленинской и 25 Октября. Милиция в такие дни относилась к китобойцам очень лояльно, ни одного из них в медвытрезвитель не помещали.
В послевоенный период вновь произошла реорганизация. Постановлением Совета Министров СССР за № 1006 от 8 мая 1946 года во Владивостоке был образован Дальневосточный китобойно-зверобойный трест Далькитозвертрест. Он имел в своем подчинении Алеутскую флотилию, зверобойные суда «Капитан Воронин», «Капитан Поспелов» и транспортное судно «Камчатка». Должное внимание обратили на организацию береговых китообрабатывающих баз.
В течение трех лет, до 1948 года на юге Охотского моря были построены китокомбинаты «Островной» на острове Шикотан, «Скалистый» на острове Симушир, «Подгорный» на острове Парамушир, а на острове Итуруп выросли сразу два, с ласковыми названиями «Касатка» и «Ясный». Для обеспечения их необходимым сырьем была организована Вторая дальневосточная или Курильская китобойная флотилия, которая действовала с 1948 по 1961 год. В нее входили десять добывающих судов, переоборудованных из бывших тральщиков американского производства «АМ». Они носили шуточное название «дивизион плохой погоды» из-за имен — «Вьюга», «Буран», «Муссон», «Пассат», «Пурга», «Тайфун», «Ураган», «Шторм», «Шквал» и «Циклон». Первым капитан-директором Второй дальневосточной флотилии назначили Николая Николаевича Мартынова. Добыча китов в 1948 году при плане 70 800 центнеров, фактически составила 107 890 центнеров.
Командовал Второй дальневосточной флотилией и будущий начальник управления производственных флотилий Дальморепродукта Геннадий Вениаминович Вайнер.
На китобойных судах работали и женщины. Но не только ставшими уже привычными буфетчицами, дневальными, преподавателями заочной средней школы плавсостава, или медиками. Китобойным судном командовала капитан Валентина Яковлевна Орликова. Впоследствии она будет работать в северных морях западной части страны, где получит звание Героя социалистического труда. Еще одна, Вера Кузьминична Мицай, была старшим помощником на китобойце Тайфун». Так же , как Алла Ефремовна Резнер — старпомом на китобойном судне «Гарпунер». А Лидия Ивановна Кочеткова ходила вторым помощником капитана «Муссона». И они справлялись, да еще как! Очень к месту будет добавить, что первая женщина — капитан дальнего плавания Анна Ивановна Щетинина была матросом-стажером на «Первом краболове».
В 1961 году флотилия была реорганизована в китобойную флотилию «Владивосток» (Приказ №363 от 25 ноября 1961 года. Историческая справка.) Этот период как раз и выпал на долю Геннадия Вениаминовича Вайнера.
Непродолжительное время владивостокскую прописку имела китобойная база «Слава», прибывшая из Одессы. Впоследствии она была списана. Одно время ею командовал капитан-директор Виктор Петрович Гапоненко, известный как китобоец со всеми присущими морскому волку привычками.
В пятидесятые годы заговорили о переходе с прибрежного промысла к пелагическому. В первую очередь это было вызвано экономической целесообразностью — уже велись разговоры о сохранении тихоокеанских видов китов. В 1956 году для китокомбинатов «Скалистый», «Подгорный» и «Ясного» с «Касаткой» план подачи китов был резко сокращен по причине отсутствия в районе Курил промыслового количества китов, а в 1965 году «Скалистый» и «Подгорный» ликвидировали.
В архиве ДМП мне с помощью заведующей Ларисы Васильевны Черновой удалось обнаружить документы о сильнейшем цунами, буквально смывшем производственные строения, оборудование, жилые и культурные помещения «Подгорного». Произошла страшная трагедия, были жертвы. Пропало без вести 72 человека, из погибших нашли и похоронили только 22 человека. Оставшиеся в живых 89 работников комбината были вывезены во Владивосток и устроены на работу, часть потерпевших бедствие выехали к постоянному месту жительства.
С ноября 1952 года комбинат начал заново обустраиваться и приступил к работе буквально через год. Об этом доложил новый директор китокомбината «Подгорный» Гимильштейн, сменивший Леонида (отчество, к сожалению, не указано) Редькина. В акте от «1952 года ноября 6 дня» сказано, что из почти двухсот человек лишь трое «отрицательно зарекомендовали себя — пьянствовали, мародерствовали, заботились только о себе и не оказывали помощи». Сила коллективизма была такой, что «все уцелевшие семьи, за исключением семей четверых (фамилии, как и тех троих, перечислены) поделились с пострадавшими своим имуществом».
После этого отступления, показывающего истинную натуру нашего народа, его готовность преодолевать любые трудности, продолжим наш небольшой экскурс в прошлое.
Ресурсы китовых в северной части Тихого океана оскудевали. Взоры промышленников обратились в сторону шестого, ледового континента — Антарктиды, вдоль берегов которой киты издавна водились в изобилии. Для дальневосточников на стапелях Николаевского судостроительного завода была заложена китобойная база «Советская Россия», конструкторы работали над проектами «Владивостока» и «Дальнего Востока».Советская Россия
В 1961 году Управление пополнилось китобойной флотилией «Советская Россия», которая прославила себя походами в Антарктиду . В первый рейс ее вывел капитан-директор Николай Федорович Буянов. Китобойный флот сначала состоял из восьми судов, позже их счет увеличивался до двадцати дизель-электрических китобойцев. Главный капитан управления Андрей Андреевич Горбачев (умер 16 декабря 2001 года) принимал участие в первой экспедиции капитаном китобойца «Вкрадчивый», затем был неизменным участником всех выходов флотилии на просторы Мирового океана. В праздничном выпуске многотиражной газеты «Дальневосточный китобой» Антарктической китобойной флотилии «Советская Россия» за 1 января 1963 года, китобоец «Вкрадчивый» был отмечен как один из первых, выполнивших декабрьский план добычи китов. В завершающем, девятнадцатом рейсе, в 1981 году на китобойце «Зовущий» старпомом у Андрея Андреевича был нынешний старший морской инспектор управления Василий Григорьевич Поддубный.
Нельзя не отдать дань уважения прославленному капитан-директору китобойной флотилии Герою Социалистического Труда, кавалеру орденов Ленина и «Знак Почета», заслуженному и почетному работнику рыбного хозяйства России, почетному гражданину города Владивостока, ставшему впоследствии вице-президентом ОАО Холдинговая компания «Дальморепродукт» Виталию Михайловичу Олейникову. Виталий Михайлович родился в городе Благовещенске Амурской области 4 июня 1927 года. После окончания Владивостокского морского рыбного техникума начал работать в 1947 году вторым помощником капитана на китобойном судне «Ураган» Далькитозвертреста, затем старшим помощником капитана, капитаном на судах управления китобойных флотилий, пять лет — капитаном транспортного судна «Мозырь». С 1952 года он — капитан дальнего плавания китобойного промысла. С 1964 года — капитан-дублер, а затем капитан-директор на китобойных флотилиях «Владивосток» и «Дальний Восток».Владивосток С 1970 года — капитан- дублер, с 1971 по 1982 год — капитан-директор уникальной атлантической китобойной флотилии «Советская Россия». Затем его назначили начальником морской инспекции управления производственной флотилии Дальморепродукт, вице-президентом Холдинговой компании.
Виталий Михайлович вступил в ряды ВЛКСМ в 1942 году. В феврале 1957 года Ворошиловским (ныне Первомайским) райкомом КПСС принят в ряды Коммунистической партии Советского Союза. В марте 1976 года был подписан Указ Президиума Верховного Совета СССР «О присвоении звания Героя социалистического труда» Олейникову Виталию Михайловичу — капитан-директору антарктической китобойной флотилии «Советская Россия» — за выдающиеся успехи в выполнении заданий девятой пятилетки, большой творческий вклад в достижение высоких технико-экономических показателей в работе.
Виталий Михайлович скончался 28 декабря 1999 года и был похоронен на кладбище «14 километр» города Владивостока.
Стал кавалером двух орденов гарпунер Анатолий Николаевич Кузнецов. Владивостокские мальчишки ходили за ним толпами.
Двадцать лет трудилась славная китобойная флотилия. Затем ее переоборудовали на рыбные объекты.
Почти одновременно, с интервалом в три месяца, прибыли в 1963 году китобойные базы «Владивосток» и «Дальний Восток», построенные в Килле (ФРГ) по проектам советских специалистов и оснащенные технологическим оборудованием , способным кроме китового сырья обрабатывать рыбу. Они вели промысел в северной части Тихого океана, близ Алеутских, Курильских и Гавайских островов.
В разное время флотилией «Владивосток» командовали Николай Иванович Ляшковский, Виталий Михайлович Виноградов, Павел Станиславович Панов. Капитан-директорами флотилии «Дальний Восток» были Андрей Иванович Тащеев, Владимир Харитонович Гусенко, Юрий Александрович Борисов. Он прибыл на Дальний Восток после окончания Ленинградского высшего морского училища и стал первым в управлении капитан-директором не «курсовиком». Всесторонне одаренный, Юрий Александрович увлекался морской тематикой и работал над так и оставшейся незаконченною книгой о становлении китобойного промысла. Он прекрасно владел кистью и изготавливал экслибрисы. Многочисленные друзья и товарищи бережно хранят книги с оттисками работы Борисова.
После выхода в свет запрета на добычу китов, с 1980 года плавбазы были переориентированы на обработку рыбы.

Несколько слов о морских зверобоях. Уже упоминавшиеся «Капитан Воронин» и «Капитан Поспелов» были построены в 1935 году в Финляндии и в этом же году приступили к промыслу моржа, нерпы, лахтака в северной части Охотского моря. 1 апреля 1940 года зверобойные суда были переданы Главамуррыбпрому. В середине пятидесятых годов из Финляндии на Дальний Восток пришли пятнадцать шхун деревянной постройки. В 1962 году нашу зверобойную флотилию передали Сахалинрыбпрому. В настоящее время, по данным ТИНРО-Центра количество морского зверя вполне пригодно для ведения промышленной добычи. Вполне возможно, что отечественные и зарубежные красавицы вновь будут щеголять в котиковых шубках и манто. Во всяком случае президент Холдинговой Компании Юрий Григорьевич Диденко поручил в 1999 году тогдашнему начальнику отдела добычи Константину Петровичу Ельчанинову установить контакты с занимающимися этим видом промысла зарубежными фирмами и накапливать из периодической печати все, касаемое добычи морского зверя.
Прежде, чем ставить точку в предисловии к предлагаемым вашему вниманию разделам по богатой истории Дальморепродукта с середины двадцатого по начало двадцать первого века, хочу уточнить кое-что упущенное авторами предыдущих книг.
Управление промыслового флота и предприятий по добыче и обработке морепродуктов Дальморепродукт («малый ДМП») было создано в соответствии с приказом Государственного производственного комитета по рыбному хозяйству СССР от 9 июля 1964 года № 37 и приказом Главного Управления рыбной промышленности Дальневосточного бассейна Дальрыба от 31 августа того же года № 408 в целях увеличения и улучшения промысла и обработки нерыбных морепродуктов и поставки продуктов на экспорт, обеспечения квалифицированного руководства.
ДМП входил в состав Дальрыбы как производственное управление. В его состав были переданы: от Приморского края рыбокомбинаты Путятин, Светлая, Славянка, агаровые заводы Владивостокский, Владимирский, базы по приему и переработке морепродуктов Рейнеке, Старк, Посъет. 9 апреля 1968 года Владивостокский агаровый завод был ликвидирован. От Сахалинской области перешли агаровый завод Корсаковского рыбокомбината, пункт переработки морепродуктов в городе Холмске, пункт переработки морепродуктов в поселке Петрово (Южно-Курильского рыбозавода), пункт переработки в заливе Буссе и суда в количестве пять СРТМ, четыре С-300, а также 39 единиц ДС-150, МРС, шхун, девять водолазных ботов, пятнадцать буксирных катеров, двести кунгасов и лодок. В 1968 году в ведение управления ДМП был передан Тафуинский агаровый завод. Таким образом, это было крупное предприятие, которое внесло весомый вклад в экономику Дальнего Востока и страны в целом.
Управление Крабофлота было реорганизовано в Управление производственных флотилий Дальморепродукт в 1970 году (Приказ Дальрыбы № 295 от 08.05. 70г. Историческая справка.). В него вошли три управления — сам Дальморепродукт, управление китобойных флотилий и Крабофлот. В семидесятых годах управление выпускало более ста наименований мороженых продуктов, консервов, пресервов, муки, жира.
Предприятие «Управление производственных флотилий Дальморепродукт» переименовано в «Производственное объединение Дальморепродукт» приказом ВРПО «Дальрыба» № 501 от 24.10 88г. и приказом по Управлению производственных флотилий ДМП № 1144 от 11.11. 88г.
Через несколько лет началась перестройка. Вхождение в рынок, который скорее напоминал базар, начали без должной подготовки и необходимых расчетов. Вся система перехода от государственной собственности к частной проходила с большой ломкой. В соответствии с указом Президента Российской Федерации в 1992 году в целом по стране начался процесс приватизации производственных объединений.
Можно было пойти по пути уменьшения уставных фондов с последующим выкупом всех акций, что и предпринимали желающие обогатиться руководители предприятий. Юрий Григорьевич Диденко предложил иное направление. Все акции были разделены между работниками пропорционально стажу работы. Получилось народное предприятие. По правилам и положениям того времени нужно было привлечение иностранного капитала. Через имущественный интерес Дальморепродукта объединились структурные подразделения и давние иностранные партнеры. 25 апреля 1994 года распоряжением Госкомимущества России было учреждено Акционерное общество открытого типа Холдинговая компания Дальморепродукт. ОАО ХК Дальморепродукт давал в местный бюджет солидную долю — каждый третий рубль был наш.
Не все складывалось и складывается гладко, особенно в начале ХХ1 века.
В результате проводимых в финансовом и экономическом хаосе подковерных игр международного магната Ласкаридиса и отечественных любителей наживы, над ДМП нависла угроза искусственного банкротства. Федеральная служба России по финансовому оздоровлению после проведения глубокого, детального и обстоятельного анализа финансово-хозяйственной деятельности Холдинга не приняла на состоявшемся в Москве 15 ноября 2001 года заседании Межведомственной балансовой комиссии (МБК) Федерального совета по финансовому оздоровлению (ФСФО) решения, обязывающего подвергнуть Дальморепродукт процедуре банкротства. Но поползновения продолжились.

На главную